герб

Между прочим.

— А ты когда женишься?
— Как только, так сразу.
— А это скоро будет?
— Моя жизнь — не плановое хозяйство. Откуда я могу это знать заранее?
герб

В свободный час.

→ абзац Мне очень интересно наблюдать за людьми, которые живо одобряют фильмы, в которых поднимаются проблемы «общества потребления», его моральной низости, деградации населения, живущего его принципами. Проблема действительно существует, так же она заслуживает обсуждения и поисков путей выхода из этого лабиринта, но чаще всего провоцируется только протест.
→ абзац Именно протест против «общества потребления» показан в таких фильмах как «Бойцовский клуб» или «Боже, благослови Америку!» «Бойцовский клуб» даже успел приобрести статус культового, несмотря на то, что в прокате ему не довелось стать блокбастером как «Титанику», «Началу» или «Аватару». Вистов этому фильму добавляет наличие книги, по которой было снято кино. Оба произведения: оригинальная книга и экранизация довольно удачны и язвы современного общества вскрывают безжалостно. Лично для меня они стали одними из изменивших мой взгляд на мир.
→ абзац Казалось бы и «Боже, благослови Америку!» тоже фильм-протест против «общества потребления», но так кажется лишь на первый взгляд либо при невнимательным просмотре. На самом деле что «Бойцовский клуб», что «Боже, благослови Америку!» прекрасно иллюстрируют одну и ту же загвосдку в протесте: яблоко от яблони не далеко падает и на самом деле главные герои не способны вырваться из общества, против которого они борятся. Мало того — они остаются их частью.
→ абзац И если безымянный герой «Бойцовского клуба» с раздвоением личности в итоге понимает, что не может разрушить привычный ему мир и вдруг бросается его спасать от своих же душевных порывов, вдруг проникнувшись симпатией даже к своему боссу, которого так ненавидел. То герои фильма «Боже, благослови Америку!» находятся в плену иллюзии, что они борцы за справедливость, когда на самом деле они сами творят шоу, наслаждаясь в нём своим участием. Эдакое неосознанное лицемерие, которое ярче всего провляется в девочке-подростке: у неё даже нет, наверное, садистских наклонностей — она стремится убивать только потому, что это даёт ей возможность прославиться. Не даром весь фильм герои, воюя против людей живущих телевидением, радио, интернетом, сами непристанно следят за собой в тех самых СМИ.
→ абзац Кульминация фильма — массовый расстрел зрителей в прямом эфире — даёт раскрыться истинной природе мотивов убивать.
→ абзац Быть человеком общества-потребления — значит быть в мэйнстриме, быть серой массой, быть быдлом. Поэтому вырваться из него настолько важно для определённой группы людей, что они становятся поклонниками якобы-протестных произведений, выводя себя за рамки ненавистного общества. Но проблема в том, что они остаются такими же людьми, как и те, кого они ненавидят за рабское положение существа-потребителя.
→ абзац Первоочередная задача — признать, что ты являешься потребителем. Так или иначе, больше или меньше. А уже потом надо искать выход из этого положения. Именно это противоречие стоит во главе угла таких фильмов как «Бойцовский клуб» и «Боже, благослови Америку!»

→ абзац «Мне так не кажется: ты только играешь, понимаешь, в то, что тебе дали сыграть. И ты абсолютно такой же фальшивый как и те свиньи с телевиденья, которых ты так ненавидишь». © х/ф «Made in Poland».
герб

Депрессия.

→ абзац Помню, когда я был ещё совсем маленьким ребёнком, я любил в деревне шарить в книжном шкафу. Но книги меня тогда не интересовали в принципе. Было то, что привлекало гораздо сильнее — фотоальбомы, сделанные моим отцом-фотолюбителем.
→ абзац Тонны фотографий делалось любителями-фотографами во всех уголках Советского Союза. Кто-то складывал их в стопочки, кто-то в коробочки, кто-то делал на страницах альбомов уголки, в которые вкладывались карточки, но это всё методы не такие долговечные. В нашей семье до сих пор принято фотографии в альбомы вклеивать намертво. И хоть благодаря прогрессу каждая отдельная фотография стала стоить гораздо меньше в финансовом и в моральном планах, вклееная фотография выглядит как послание в будущее, а не как заброшеный деревенский музей.
→ абзац Отец рассказывал, что одной небрежно брошенной фразой, сказанной про рисунок лошади («Да она у тебя на собаку похожа!»), его отец отбил ему всё желание рисовать на всю оставшуюся жизнь. И действительно я никогда не видел ни одного рисунка отца, но рисовать он умел определённо. Потому что фотоальбомы у нас в семье это не просто фотографии наклеенные на стопку картона, а интересно оформленные книжки. Может на счёт книг я преувеличиваю, но каждый альбом был хоть как-то оформлен: начиная от простых геометрических узоров, заканчивая демблельским альбомом, богато украшенного килограммами цветной, бархатной бумаги, литрами красок, при чём всё делалось всегда с предельной аккуратностью, свойственной моим родственникам по отцовской линии. Папа недолюбливает дембельский альбом. Видать, не особо приятные воспоминания оставила у него Советская Армия, что это произведение искусства лежит не в нашей квартире как все остальные альбомы, а в деревне в самом дальнем углу книжного шкафа. Но мне нравится его перелистывать и разглядывать то, как красиво он сделан, а фотографии и армейская тематика для меня значения не имеют.
→ абзац Но был ещё один скромный, но приметный альбом, который оставил в моей жизни очень заметный след.
→ абзац В 1985 году папа ездил туристом в Польскую Народную Республику. И именно этому событию посвящён альбом, о котором я упомянул. Открыв альбом, сразу видим перед собой герб ПНР (по сути тот же герб Республики Польша, но орёл без короны) и бело-красную ленту на мотив польского флага, которую отец вырезал из плаката о Варшавском договоре.
→ абзац Туристический автобус провёз отца через несколько городов Народной Польши: Варшаву, Быдгощ, Гданьск, Лодзь, Сопот и другие. И перед тем как в альбоме начинались чёрно-белые фотографии одного из польских городов на одной странице по центру была вклеена почтовая карточка с цветными фотографиями соответсвующего места вместе с той же бело-красной ленточкой.
→ абзац Виды непривычных для ребёнка-сибиряка, который за всю жизнь ничего кроме Новосибирска и пары райцентров области не видевшего, были непривычными и завораживающими. А в купе с красивым оформлением альбома и интереснейшими рассказами отца — это одно из лучших воспоминаний детства. Я даже уже почти ничего не помню из того, что я тогда слушал, затаив дыхание, но с тех самых пор я мечтаю побывать в Польше. Это моя детская мечта, идея-фикс.

→ абзац Вскоре после моего знакомства с Польшей посредством отцовского альбома, где-то в закромах были найдены вырезки из журнала «Польша», выпускавшегося когда-то в СССР. Вырезки представляли из себя мини-книжки, посвящённые определённой теме. Если журнал выписывать регулярно, то можно было собрать не одну такую книжку. У отца таких собралось три: про выдающихся поляков, про битвы Второй мировой войны на территории Польши и небольшой справочник городов и местечек Польши. На последней странице последней были изображены гербы всех столиц польских воеводств с названиями городов на польском языке. Помню, что моё внимание приковала к себе одна буква: «Ł». Чем-то меня она покорила.
→ абзац Но все эти детские эмоции были всего лишь эмоциями до дех пор пока я не поступил в университет, где я узнал, что имеется возможность изучения польского языка. Вот тогда я по-настоящему загорелся и давние детские воспоминания переросли в идею-фикс.

→ абзац Много чего произошло за эти семь с небольшим лет, но я учу язык и уже способен понимать несложные публицистические тексты на польском и могу поддержать небольшой разговор с поляком на родном ему языке. Это всего-лищь первые шаги, но сейчас я вернулся в университет уже в качестве соискателя и думаю, что изучение польской историографии — это очень хороший шанс для самореализации в этой жизни. И почему-то мне кажется, что последний и поэтому упускать его очень не хочется.
→ абзац Я писал диплом по польской истории XX века, я не первый год учу язык, но до сих пор не был в Польше. Я был на Украине, в Чехии, Германии, но в Польше нет. Но буквально пару дней назад я отправил все необходимые документы на получение шенгенской визы в польское консульство и с волнением жду приближения декабря, надеюсь, что не случится отказа в визе и я смогу спокойно приземлиться через месяц в Кракове.

→ абзац И в тот же самый момент мне грустно: жалко мечту — ей уже столько лет и я привык к ней настолько, что даже не знаю как буду жить без неё. Но, думаю, это всё-таки к лучшему.
герб

Без сна.

«Работа за один год так успела надоесть,
что меня уже тошнит от одного
вида автобусов маршрута 1096, несмотря на то,
что мне в ту школу больше и не надо».
Пометка в записной книжке.

→ абзац Это чистая правда — если даже приходится этим маршрутом путешествовать по городу, то делаю я это без удовольствия, а то и с некоторой степенью отвращения. Слишком многое у меня не получалось, много не сросталось, а иногда просто валилось из рук. Бывало прямо во время урока хотелось если не умереть, то просто исчезнуть. И если раскрывать душу, то скажу честно — моё увольнение было банальным побегом.
→ абзац Тем не менее по прошествии полугода я скучаю по школе и этой работе. Нет, я не хочу в скором времени снова идти работать в образование. Уже в тридцатых числах августа получил предложение от своей школьной учительницы истории и обществознания взять десять часов в своей родной школе. Глупо отрицать — предложение было что надо и с финансовой, и с профессиональной стороны, но с моральной… нет. Очень трудно мне дался уход с прошлого места: один месяц депрессии чего стоит. Пришлось отказаться.
→ абзац И вот она ситуация из разряда «хоть разорвись». Душа говорит: «Вернись!» Разум твердит: «Не смей!» Поэтому приходится жить другими мечтами.
герб

По-польски.

→ абзац По сути, я уже давно переехал на «Спортс.ру» — там мой блог ведётся довольно регулярно. От ЖЖ я в принципе начинаю отвыкать. Не знаю буду ли я ещё писать здесь или окончательно законсервирую дневник им. Ким Ир Сена. Посмотрим.
→ абзац Если кто-то из подписчиков всё-таки читал мой журнал, могу предложить ссылку на его «продолжение». Кликаем по картинке.

Sports

→ абзац Всего доброго.
герб

Ещё как.

→ абзац Многие склонны считать себя особенными и исключать из множества серого и никчёмного большинства — нормальный эгоцентризм. Мне тоже иногда так и хочется делать; бывает так и делаю. А если посмотреть объективно — типичный представитель этой «серой массы». Вот так гляжу на свою жизнь в прошлом году: и что там было действительно достойного и интересного? Ну ка, составлю рейтинг: десяточку значимых событий. Раз, два, три… Не, не хватает — давай пятёрку: раз, два, три… Нет — пусть будет тройка.

Раз.

→ абзац Самый конец 2009 года ознаменовался увольнением из «Литеры». И не сказать, что я был сильно огорчён, но и радоваться увольнению не было особых причин — куда дальше? Отдыхать два месяца дома просто так оказалось утомительно, да и деньги подошли быстренько к концу.
→ абзац Вот и первым значимым событием 2010 года для меня стала школа: я вернулся в школу, но теперь в роли учителя.
→ абзац Почему? Об этом я писал ниже. Но я до сих пор работаю там же и чем это тоже не достижение?

Два.

→ абзац Поездки за границу для меня событие нечастое. Да и в этот раз бы ничего не получилось если бы не сестринское рвение и отсутствие попутчиков.
→ абзац До этого я был в 2004 году незадолго до Оранжевой революции в Киеве. Но считать Украину полностью за заграницу не получилось и получится врядли. Хотя, прибавив к Украине Чехию и Германию, ощущение заграницы так и не пришло. Такие лёгкие премещения на самолёте за 5000 километров и на автобусе внутри Европы как бы говорили: «Границ нет! Мир — одна большая деревня». Может быть оно так и есть на самом деле.
→ абзац Что там мне показалось интересным знает каждый, кто меня знает — «Контакт» не просто так сделан.
Теперь хочу в Польшу.

Три.

→ абзац Как раз о Польше. Году эдак в 2006 я начинал ходить на курсы польского языка. При чём благодаря энтузиазму пани Морари они были бесплатны. Год я отзанимался. Потом пани уехала к себе на Родину и мы остались без преподавателя. Потом его (точнее — её) таки нашли, но время занятий было крайне неудобным и из-за этого мне стало жутко лень их посещать. В конце концов спать ещё и на факультативах после физ-ры… Одним словом: сорвалось.
→ абзац И после этого несколько лет всё ещё хотелось, а в этом году стало реальностью — снова польский! И на этот раз я надеюсь навсегда. Тем более открываются новые перспективы. Но это дела нового 2012 года.

***
Пост-скриптум: однако ж и долго меня не было в ЖЖ! Но возвращение сюда достижением или хотя бы значимым событием не назовёшь.
герб

Надежда на лучшее.



→ абзац Всего-лишь развлечение. Всего-лишь коллекция. Всего-лишь хобби. Но некоторые произведения умудрились выбиться из десятков прочих, заставили себя запомнить, обязали задуматься.

Истории, образы, фантазии
Сергей Малицкий «Правила подъёма по вертикальной стене» (№4, 2005)
Дмитрий Сорокин «Виниловый теремок» (№5, 2005)
Андрей Гук «Земля» (№4, 2006)
Владимир Контровский «Последний из бледнолицых» (№4, 2006)
Михаил Блюдников «Требуются умные люди» (№2, 2007)
Сергей Карлик «По-волчьи» (№3, 2008)
Аркадий и Борис Стругацкие «К вопросу о циклотации» (№4, 2008)
Андрей Скоробогатов «Сибирская рапсодия» (№8, 2009)
Александр Щёголев «Чего-то не хватает» (№9, 2009)
Виктор Точинов «Мы никогда не сдадимся» (№12, 2009)
Павел Амнуэль «Библиотекарь» (№3, 2010)
Александр Щёголев «Песочница» (№6, 2010)

Личности, идеи, мысли
Константин Фрумкин «Победа писателей над всемогущим противником» (№2, 2007)
Станислав Бескаравайный «Оценка путей футурического вмешательства» (№1, 2009)

→ абзац Перечисленные выше и есть те избранные мною. Но есть один рассказ, который появился в моей жизни тогда, когда он был очень необходим. И я благодарен ему за это. Это то, чего так не хватает России сегодня.

Мария Познякова «Поле» (№3, 2011)
герб

Пометки на полях.

Палыч опять увёл разговор в сторону. Демагогия и доказательства того, что директор умнее подчинённых. Ой, зря опять Оля вмешивается — иначе он ведь заткнётся. Публика скучает.

Ура! Пытаются вернуть разговор обратно.
Палыч ужасен =) Да, мы поняли, что на конференции все тоже не правы.

Если есть бог, то пусть он изничтожит презентации!
Ну и к чему идёт разговор о детских конференциях?

Решили, что это не совсем надо. И покритиковали МинОбр.
Да — эксперименты были не чистые.

Обсудили умные доски. Опять ни о чём.
Старшее поколение не очень чётко представляет себе современную технику.

Надо получать детские теории без ссылок на авторитеты, чтобы ребёнок думал и получал результат, который есть, а не тот, что нужен.
Искуссно подошли к «неделе естествознания».

Недумающий ребёнок нужен современному обществу.

Чего хотят дети?
Почему это надо детям? Почему нам надо?
Куча подобных вопросов без ответа…
Ни времени, ни сил? =)
Завуч и директор решают — прочие слушают. О! Альбертовна вмешивается — растянуть «неделю» проблематично.
Поняли, что нужна организующая личность.

Директорская лирика на тему совмещения естественных наук и искусства. Ждём практического выхода от совещания.
Директор: о том, что нужно внести новую струю.
Слишком часто мои мысли уходят в Польшу и поэзию.

Ну так когда от поэзии перейдём к практике?
Палыч ушёл. Стало тише…
Пометка: Сергей Козлов.
Опять молчим…
Оля: нужно работать/ Круто и чё? =) Привнести практическую реализацию.
12:39. Песочные часики возле курсора =)
Не вдохновляют перспективы.
Завуч: думайте! Придумывайте! Бред: география без прикосновения к реальной жизни.

Пришёл директор с поэзией.
Классная стратегия у школьников: доканать вместо выучить =) Опять ушли от «недели естествознания».
Как избавиться от халтурщиков [неразборчиво]?

В стихе видеть дисперсию света…
Засыпаю.
«Если долго смотреть на Луну, можно стать идиотом» ©
У детей деформированное представление о мире из-за того, что они видят его через экран.
13:16. Определились с тем почему купола золотые.

Вопрос: «Ну что? Домашнее задание?»
Круто — лучшее собрание — с разговорами ни о чём (директор)

13:28. Всё, разошлись. Ничего не понял.
 
***
   
→ абзац Прошёл год. Школа позади, универ пройден. Теперь появилась мелочная заветная мечта — проспать. Появилась одновременно со словами «надо» и «нельзя», которые теперь означают буквально «надо» и «нельзя». Я устроился на работу.
→ абзац Решил отложить поход в школу на год и попал в «Литеру». Привык к тому, что надо работать. Привык к тому, что получаю деньги из ничего.
→ абзац Вот что никак не могу ощутить до сих пор, так это то, что деньги в виде заработной платы появляются в следствие моей трудовой деятельности. Логически — понятно. Но духовно для меня работа и деньги существуют как бы параллельно друг другу.
→ абзац Жаль, но не судьба была мне пробыть в «Литере» более пяти месяцев. Реструктуризация показала мне на дверь и дав тем самым вновь почуствовать себя неприкаянным и ненужным. Но профессия, прописанная в дипломе, всегда даст шанс. Педагоги нужны всегда. Правда, в этот раз поиски работы я вёл неактивно — частые радикальные перемены не по мне, да и пойти работать в школу — шаг, мягко говоря, серьёзный и влекущий за собой гигантскую ответственность.
→ абзац Что меня несло в школу? Если чесно, то ещё в детстве иногда представлял себя на этом месте. Хотелось гордиться своей профессией. Если учитель врядли может гордиться своей зарплатой, то может, однозначно, гордиться тем, что он учитель. Да и гражданская позиция сыграла не последнюю роль: стыдно работать работником торгового зала в канцелярском магазине после того, как государство, нуждающееся в педагогических кадрах, пять лет платило за моё образование. И в конце концов: кто если не я?